Причины уступчивости Турции

Президенты России и Турции договорились о взаимном снятии санкций. Турция пустит на свой рынок российские пшеницу, кукурузу и подсолнечное масло. Россия в качестве жеста ответной любезности снимет заслон перед турецкими помидорами… но не прямо сейчас, а потом. Через несколько лет.

Владимир Путин доходчиво объяснил — фермеры взяли кредиты на развитие помидорной отрасли, получили субсидии от государства. Им нужно время, что отбить вложенные деньги и встретить волну турецких помидоров во всеоружии.

Реджеп Эрдоган мог бы на это сказать, что турецкие фермеры тоже не жируют, однако он пожал плечами и согласился на очевидно неравные условия. Теперь у него в любом случае будут репутационные потери. Если соглашение будет выполнено, местные ура-патриоты начнут ворчать «Эрдоган прогнулся перед Путиным». Если же президент Турции предпочтёт саботировать соглашение — найдя в нашей пшенице каких-нибудь несуществующих жучков — он выставит себя легкомысленным политиком, нарушающим обещания.

Причины, по которым турки согласились на российские условия, сложно объяснить тем, что в КГБ хорошо учили вести переговоры. Скорее, это отражение реального расклада сил. Россия раньше убедительно добивалась своих целей в торговых спорах с Молдавией и Грузией, то допуская их на российский рынок, то отключая от рынка. Теперь в аналогичной ситуации оказалась более крупная страна — Турция. Наш рынок для неё столь важен, что Турция готова играть по российским правилам. На очереди Евросоюз, фермеры и промышленники которого давно уже требуют от местных политиков восстановить здоровые отношения с Россией.

Ещё одной причиной, по которой Россия затребовала отсрочку по допуску помидоров, может быть белорусская контрабандная щель. Мы довольно эффективно придушиваем президента Лукашенко при помощи нефти, из-за чего он вынужденно ограничивает идущие через Белоруссию потоки контрабанды, однако до полного решения проблемы ещё далеко. Возможно, массовые продажи томатов в Белоруссию и стали тем проступком, за который Турция заплатила отсрочкой в снятии санкций.

Кстати, сам факт участия Реджепа Эрдогана в переговорах по санкциям показывает, что с белорусской контрабандой всё плохо — если бы этот канал поставок работал нормально, президенту Турции не было бы никакой нужды вообще заводить разговор о взаимном открытии рынков. К сожалению, призвать Александра Лукашенко к порядку было достаточно сложно. Великие умы, стоявшие у истоков создания Таможенного союза, почему-то не предусмотрели ситуацию точечных санкций, вводимых одним из членов ТС. Теперь это упущение — или, говоря языком айтишников, уязвимость — приходится исправлять «на лету».

Отношения России с Турцией постепенно начинают налаживаться. Взаимные товарные санкции особого значения не имеют, в современной дипломатии это вариант нормы даже при разрешении разногласий между столь близкими странами как, например, Канада и США. Куда как важнее быстрое продвижение проекта «Турецкий поток», который уже через пару лет ещё сильнее привяжет турок к поставкам и транзиту нашего газа. Обратной зависимости от Турции, что важно, у России не будет — в запасе у России всегда останутся «Северные потоки» и старый трубопровод, проходящий через Украину.

Можно констатировать факт: возвращение России в большую политику идёт полным ходом. В качестве пряника Россия использует доступ к нашему огромному рынку и гарантии стабильности, которые мы можем предоставить нашим друзьям. В качестве кнута — одну из двух сильнейших армий в мире, продемонстрировавшую в последние несколько лет отличную боевую форму. Это сильная и здоровая позиция, побуждающая другие страны добровольно и с песней входить под сень глобальных российских интересов.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *