Когда печатные станки остановятся

Экономика стран Запада опирается сейчас на печатные станки. Центробанки печатают деньги, на эти деньги они покупают обязательства живущих в долг государств и крупных европейских корпораций. Система неустойчива — рано или поздно, причём скорее рано, чем поздно, центробанки будут вынуждены остановиться или даже начать продавать накопленные облигации.

«Уолл-стрит джорнэл» задаётся вопросом — что же будет, когда центробанки перестанут выкупать правительственные бумаги?

https://www.wsj.com/articles/the-8-9-trillion-question-what-happens-when-central-banks-exit-bond-markets-1494367772

Примечательно в этой статье то, что вопрос «если» уже не актуален: серьёзные эксперты уверены, что бесконечно надувать экономику печатные станки не смогут. Вопрос только в том, когда же именно печатные станки вынуждены будут остановиться.

Влияние центробанков на финансовую систему стран Запада колоссально. Европейский центробанк владеет активами на сумму в 4,5 трлн долларов, примерно столько же находится на балансах ФРС США и Банка Японии. Тяжелее всего ситуация, конечно же, в Евросоюзе, он зависит от денежных инъекций сильнее всего. Если бы финансовые аналитики были врачами в клинике для наркозависимых, то именно Евросоюз был бы признан ими самым больным наркоманом.

Официальная причина, по которой ЕЦБ столь активно скупает облигации, выглядит довольно странно. Извращённая идея состоит в том, чтобы снизить проценты по гособлигациям и прочим надёжным бумагам, чтобы вынудить инвесторов покупать более рискованные активы. Это теоретически должно оживить реальный сектор экономики.

И действительно: когда инвестор Смит понимает, что купить гособлигации он может разве что под отрицательный процент, у него возникает горячее желание пристроить деньги в более доходные активы. Однако чуда не происходит: герр Смит предпочитает терять на процентах, но всё равно не рисковать, вкладывая деньги в предприятия реального бизнеса, которые могут разориться в любой момент. Инвесторы не хотят держать деньги в мусорных активах — даже если есть призрачная надежда получить по ним неплохой доход.

Аналогичным образом инвесторы не торопятся вкладываться в греческую экономику. Вместо этого они покупают немецкие облигации, и даже отрицательные проценты их не останавливают. или в реальный сектор других стран, которые сильнее всего пострадали от финансового кризиса. В лучшем случае, они готовы покупать только те облигации, которые приобретает сам ЕЦБ, надеясь заработать на их перепродаже. Теоретически ЕЦБ мог бы покупать совсем рисковые активы, но тогда у него самого возникла бы проблема с возвратом инвестированных средств, а это очень плохая ситуация для центрального банка.

Конечно, структура владеющая печатным станком европейской валюты не может обанкротиться как обычный банк, но попытки накачать нерентабельные проекты деньгами неизбежно закончится гиперинфляцией. Помимо инфляционных рисков, есть еще и вопрос доверия инвесторов к единой европейской валюте. Одно дело когда ЕЦБ печатает евро «под залог» государственных облигаций Германии и совсем другое, когда «обеспечением» новых евро становятся условные долги пиццерий из итальянской провинции.

Возможно, когда ПОПС — политика отрицательных процентных ставок — загонит ставки ещё немного ниже, до минус двух-трёх процентов годовых, инвесторы переложатся в наличные или в металлы. Но даже и тогда покупать рискованные активы они явно не побегут.

В России проблема та же. Инвесторы не торопятся вкладываться в региональные производства вовсе не из-за того, что ставка ЦБ слишком высока. В гораздо большей степени их отпугивает низкое инвестиционное качество проектов. Также инвесторы справедливо подозревают, что российские активы недостаточно защищены. Конечно, защищать права акционеров и работать над повышением качества корпоративного управления значительно сложнее, чем двигать ставки вверх и вниз, а создавать хорошие условия для бизнеса — ещё сложнее, однако иного выбора у государства нет. Пример Запада наглядно доказывает, что понижение ставок реальному бизнесу скорее вредит, чем помогает.

Итак, печатать деньги бесконечно нельзя — за напечатанные деньги нужно покупать надёжные активы, а таковые уже почти полностью выкуплены. Печать ничем не обеспеченных денег быстро направит финансовые системы по стопам Венесуэлы и Веймарской Германии, в гиперинфляцию.

Что же будет, когда центральные банки перестанут покупать облигации? «Уолл-стрит джорнэл» даёт довольно мрачный прогноз. Когда приток денег на финансовые рынки иссякнет, с новой силой вернутся «замороженные» до поры кризисы. Греция, Италия и Испания, например, могут снова оказаться на пороге банкротства, а реальный реактор этих стран будет испытывать перебои с финансированием. Разморозка всех проблем Еврозоны имеет все шансы привести к «чрезвычайно разрушительным» последствиям.

Несомненно, пострадает от этого кризиса и Россия. Вместе с тем Россия имеет сейчас устойчивые внешнеторговые позиции — мы экспортируем энергию, оружие и еду, то есть то, что будут у нас покупать при сколь угодно тяжёлом кризисе. Это даёт основания надеяться, что грядущий кризис поставит конкретно нашу страну не только перед новыми проблемами, но и перед новыми возможностями.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *