Право на лицензию

Эпидемия вируса-вымогателя будет, вероятно, иметь далеко идущие последствия для всей IT-индустрии. Про нависшую над криптовалютами опасность мы на днях уже писали, сейчас же обрисовалось новое слабое звено — IT-гиганты уровня «Эппл» и «Майкрософт».

«Нью-Йорк таймс» задаёт читателям справедливый вопрос: почему софтверные фирмы освобождены от ответственности за свои ошибки?

https://www.nytimes.com/2017/05/13/opinion/the-world-is-getting-hacked-why-dont-we-do-more-to-stop-it.html

Действительно, если проблема в конструкции тормозной системы автомобиля вызывает аварии, производитель немедленно отзывает эту модель и исправляет проблему за свой счёт. Однако ошибки в программном обеспечении исправляются куда как менее быстро — так как при установке программы заставляют пользователей соглашаться с лицензией, в которой указывается, что разработчик никогда и ни при каких обстоятельствах ни за что не отвечает.

Также производители программ принуждают пользователей к ненужным и неудобным обновлениям, после которых программы то меняют интерфейс, а то перестают поддерживать «устаревшие» форматы данных. Разумеется, разработчики, которые пишут дырявый и ненадёжный код, не отвечают ни за что. Собственно, у плохих разработчиков даже есть конкурентное преимущество — они успевают первыми выпустить сырой продукт и собрать все сливки с рынка. Ответственным разработчикам приходится или снижать планку качества, или проигрывать конкурентную борьбу.

Решить проблему можно было при помощи изменения законодательства. Для начала следовало бы запретить лицензионные соглашения как таковые. Мы же не подписываем никаких соглашений, когда покупаем в магазине чайник или телевизор? Мы рассчитываем, что телевизор не загорится, а чайник не ударит нас током — если же такое произойдёт, мы сможем подать в суд на допустившего брак производителя.

То же самое должно быть и с программами. Действующее законодательство пытается справедливо соблюсти баланс интересов между разработчиками и пользователями программ. Попытка разработчиков перетянуть одеяло на себя, заставив пользователей подписать невыгодное им лицензионное соглашение, является по сути нечестной.

Кроме того следует установить минимальный срок поддержки программ в двадцать, допустим, лет, чтобы пользователям не приходилось тратить деньги и время на обновление операционной системы только из-за того, что разработчикам захотелось состричь с них денег. На единожды купленном автомобиле можно ездить и двадцать и тридцать лет. Операционные системы и прочие программы должны работать так же долго.

К сожалению, общественность сильно запоздала с этими очевидными доводами. IT-гиганты сейчас разожрались до таких размеров, что просто не пропустят ограничивающие их законопроекты ни через конгресс США, ни через аналогичные органы европейский стран. Запрещать лицензионные соглашения надо было 20-30 лет назад, когда IT-сектор был слишком маленьким, чтобы торпедировать общественно-полезные инициативы.

Есть и ещё одна плохая новость. Глядя на бурный рост прибыли IT-компаний, их примеру могут последовать и офлайновые гиганты. Представьте, что лицензионные соглашения введут производители шампуней, еды и строительных материалов. Они смогут тогда сэкономить огромное количество денег на юристах: любые попытки вчинить иск за канцерогенные вещества в зубной пасте будут натыкаться на железное «вы подписали лицензионное соглашение, мы не будем ни за что отвечать».

Пожалуй, вся надежда остаётся теперь на свободное ПО. На долгой дистанции платные программы перегружаются ненужными функциями и маркетинговыми неудобствами, бесплатное же и открытое ПО, наоборот, шлифуется до почти идеального состояния. Возможно, толчком к массовому переходу на «Линукс» станет близкий уже рубеж, после которого все игрушки будут по умолчанию работать не только на «Виндоуз», но на этой свободной операционной системе.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *