Дивиденды Газпрома

На днях журналисты горячо обсуждали реплику нашего президента о «Газпроме». РБК, например, озаглавил статью так: «Путин заявил об отсутствии у „Газпрома“ реального денежного потока». Из этого многие сделали вывод, что «Газпром» является чуть ли не пустышкой типа легандарных «Рогов и копыт». Вывод, разумеется, неверный.

Чтобы разобраться в этой истории, нужно вначале понять, что за дивиденды «Газпрома» ведётся довольно жёсткая борьба. Минфин требует от газового гиганта перечислять 50% прибыли в дивиденды, чтобы государство, акционер «Газпрома», могло потратить эти деньги на свои многочисленные нужды. Руководство «Газпрома», в свою очередь, справедливо замечает, что компании нужны деньги на развитие — на освоение новых месторождений, например. Если постоянно забирать у компании половину прибыли, можно выиграть в начале, но серьёзно проиграть в долгосрочной перспективе.

Когда в Пекине Владимира Путина попросили высказать своё мнение по поводу этого спора, наш президент занял сторону сторонников развития — предложил особо не усердствовать с дивидендами, чтобы оставить побольше денег на инвестиции в новые проекты. Здесь-то и прозвучали всполошившие журналистов слова о «бумажном денежном потоке». Точная цитата следующая:

По МСФО у такой компании, как «Газпром», большая прибыль. Но она бумажная, она на бумаге. Реального денежного потока нет, поэтому, когда правительство будет принимать решение по этому вопросу, оно, безусловно, будет учитывать реалии, а не бумажную составляющую доходов компании.

Проведу грубую аналогию. Если квартира Василия Пупкина подорожала за год на миллион рублей, это ещё не значит, что он может без проблем потратить 500 тысяч (половину этой «прибыли» на покупки.

Аналогичная ситуация и с «Газпромом». При учёте по МСФО (международным стандартам финансовой отчётности) в прибыль включаются разнообразные переоценки стоимости, курсовые разницы и прочие виртуальные доходы, которые никак не влияют на суммы, накапливающиеся на расчётных счетах компании. Как справедливо заметил Владимир Путин, определять разумную сумму дивидендов имеет смысл исходя из реальной, а не виртуальной прибыли.

На этом, полагаю, утку об «отсутствии денежного потока» у «Газпрома» можно считать разобранной. Вопрос же разумного размера дивидендов остаётся открытым: как у Минфина, так и у руководства «Газпрома» есть веские аргументы в защиту своих точек зрений.