Череда неудач Макрона

Журналисты уже давно привыкли, что политики быстро забывают об обещаниях, щедро розданных избирателям во время предвыборной кампании. Эммануэлю Макрону однако удалось удивить многих — мало кто ожидал, что он сдуется уже через пару месяцев после занятия должности президента.

Известный британский еженедельник «The Spectator» пишет, что «Эммануэль Макрон уже прекратил попытки реформировать Францию»:

https://blogs.spectator.co.uk/2017/07/emmanuel-macron-has-already-given-up-on-reforming-france/

Сложно не согласиться с британцами. Президент Макрон уже потерпел неудачу везде, где только это было возможно. Так, например, верфь в Сен-Назере, банкротство которой некоторые связывают с позорной историей «Мистралей», собирались купить итальянцы. Судя по программе месье Макрона, он должен был приветствовать эту сделку, однако вместо этого новый президент неожиданно принял решение национализировать верфь. Это очень странное решение для либерала — оно выглядит скорее боязнью быть последовательным, нежели осмысленным действием.

Также Эммануэль Макрон не смог провести налоговую реформу, не смог привлечь бегущие из Британии банки… вообще, он провалил всё, что только можно было провалить.

Этого, конечно же, следовало ожидать. Когда межнациональная элита предлагает публике «золотого мальчика», наивно надеяться, что ставленник глобалистов сможет (или хотя бы захочет) проводить сильную и независимую политику. Чуда не произошло и на этот раз — немедленно после победы на выборах Эммануэль Макрон получил болезненный щелчок по носу от Ангелы Меркель, похоронившей его идею совместных евробондов:

Первое унижение Макрона

Дальнейшие события показали, что тот майский конфуз был только началом длинной череды неудач. Даже избиратели начали уже понимать, кого им не повезло выбрать.

Мало что может быть опаснее для государства, чем слабая власть в период сильного кризиса. Французам теперь не позавидуешь: до следующих выборов, на которых они смогут заменить Эммануэля Макрона кем-нибудь более подходящей, осталось ещё почти пять лет.