Надежда Николаса Мадуро

В Венесуэле продолжает разворачиваться социалистическая драма. Вчера противники действующего президента атаковали военную базу в городе Валенсия. Николас Мадуро, в свою очередь, явно не собирается уступать оппозиции. Дело уверенно движется к гражданской войне:

https://lenta.ru/news/2017/08/06/venezuela/

Положение у президента Мадуро не безнадёжное, но тяжёлое. Не сумев ни выиграть парламентские выборы, ни договориться с парламентом, Николас Мадуро сделал хитрый ход: придумал альтернативный парламент, Конституционную ассамблею, легитимность которой немедленно поставили под вопрос США, Евросоюз и несколько латиноамериканских стран:

https://www.golos-ameriki.ru/a/venezuella-constitutional-assembly/3973716.html

Послушная президенту ассамблея немедленно сняла с должности генерального прокурора страны, выступающую резко против действующей власти Луизу Ортегу Диас:

http://www.rbc.ru/rbcfreenews/5985e9e59a7947b3f5eb6f77

Одна из главных проблем Николаса Мадуро заключается в том, что он не может опираться на большинство. В России, для сравнения, есть твёрдый «крымский консенсус» — 85% россиян не хотят, чтобы Россия была колонией Запада. Эти 85% видят будущее России очень по-разному, однако поддерживать прозападные протесты они не готовы категорически.

В Венесуэле общество расколото пополам. Прозападно настроенная публика, городская интеллигенция и сочувствующие, примерно равна по численности сторонникам независимости Венесуэлы от США. В условиях, когда в стране не хватает элементарных товаров, а призрак голода маячит уже в опасной близости, удерживать власть получается только при помощи сомнительных политических ходов и грубой полицейской силы.

Если бы Уго Чавес и Николас Мадуро были более экономны, если бы они заботились о том, чтобы делать в сытые нефтяные годы запасы на чёрный день, экономика страны не катилась бы в пропасть так быстро. Однако, увы, нефтяные деньги моментально тратились на социальные нужды и тому подобные цели. Падение нефтяных цен Венесуэла встретила с категорически недостаточными запасами.

Раздача денег населению не пошла впрок экономике страны. Местная валюта, боливар, стремительно обесценивается, а твёрдой валюты на закупку продовольствии и прочих импортных товаров в резервах нет. Теоретически можно было бы затянуть пояса и начать перестраивать экономику на более здоровый лад, с опорой на внутреннее производство и местное сельское хозяйство, однако попытка реализовать такой план в нынешнем положении закончится, вероятно, быстрым свержением действующей власти. Воспитанные под лозунгом «отнять и поделить» сторонники Николаса Мадуро вряд ли будут склонны прислушиваться к голосу разума.

Как будто этих проблем мало, на Венесуэлу давят ещё и США, которые не только являются главными покупателями венесуэльской нефти, но и на территории которых расположены настроенные под эту нефть НПЗ. Если американцы наложат санкции на импорт нефти из Венесуэлы, Николасу Мадуро придётся не только искать новых покупателей, но и продавать им нефть со скидкой, способной компенсировать перепрофилирование под эту нефть других НПЗ.

Вместе с тем шанс выправить ситуацию у президента Венесуэлы есть. Если нефть подорожает до 90 долларов за баррель, экономика страны снова начнёт худо-бедно функционировать, а если нефть продержится на этом уровне хотя бы год, пережившие кошмар венесуэльцы будут на контрасте весьма довольны даже не слишком богатой жизни.

В принципе, мало кто сомневается, что нефть в итоге действительно подорожает — учитывая резкий спад инвестиций в нефтедобычу, объёмы добываемой нефти обречены в обозримом будущем на падение, что наверняка вызовет резкий рост нефтяных цен. Вопрос только в том, в каком году нефть пробьёт отметку в 90 долларов, и будет ли ещё в это время Николас Мадуро занимать кресло президента.