Право на воду

Группа потребителей родниковой воды подала иск против компании «Nestlé». Активистам удалось выяснить, что «Poland Spring» – «100% натуральная родниковая вода», если верить этикетке, – вытекла совсем не из родника.

Любители эксклюзивной питьевой воды, подавшие коллективный иск на 325 страницах, утверждают, что в бутылки с маркировкой «Poland Spring» разливают обыкновенную грунтовую воду, и иногда её выкачивают вблизи свалок.

http://www.zerohedge.com/news/2017-08-19/colossal-fraud-against-consumers-lawsuit-accuses-poland-spring-selling-groundwater

Несмотря на то, что чистая вода в развитых странах стоит дёшево и доступна каждому, продажа бутилированной воды под разнообразными этикетками – одно из самых прибыльных направлений деятельности «Nestlé». По некоторым данным, этот бизнес принёс компании больше 8 миллиардов долларов в прошлом году.

https://www.1prime.ru/consumer_markets/20170821/827812760.html

Вокруг прибыльного бизнеса на воде время от времени возникают скандалы. В 2003 году фанаты родников уже получили от компании 12 миллионов долларов компенсации. А в 2005 Петер Брабек, который тогда занимал пост CEO «Nestlé», заявил, что мы не имеем права на воду, и водные ресурсы должны быть приватизированы. Кого конкретно мистер Брабек имел в виду под этим «мы», к сожалению, не вполне ясно.

http://www.huffingtonpost.com/george-mcgraw/nestle-chairman-peter-brabeck-water_b_3150150.html

Это броское высказывание очень напоминает знаменитый отрывок из «Чиполино»:

За последнее время доходы нашего государства уменьшились. После того как был введён налог на воздух, вы стали меньше дышать. Это возмутительно! Молчаааать! Кроме того, вводится новый налог на осадки: за обыкновенный дождь — сто лир, за проливной дождь — двести лир, с громом и молнией — триста лир. Молчаааать!

Когда разразился скандал, Петер Брабек заявил, что его цитата была вырвана из контекста, и он не имеет ничего против гарантированного ООН права человека на доступ к питьевой воде.

Западные компании сейчас имеют широкие возможности для того, чтобы легально завышать цены на товары в разы или даже десятки раз. Не всегда речь идёт о простых маркетинговых приёмах: так, глава фармацевтической компании Turing Мартин Шкрели действовал в рамках закона, когда выкупил эксклюзивные права на жизненно необходимое для ВИЧ-инфицированных лекарство и поднял на него цену в 55 раз.

https://lenta.ru/articles/2015/09/23/shkreli/

Этот феномен многие объясняют причудами свободной руки рынка, но происходящее значительно более органично вписывается в поведение рынка в условиях олигополии.