Курды выбрали независимость: последствия

На референдуме в Иракском Курдистане подавляющее большинство жителей проголосовали за создание независимого курдского государства. Власти Ирака, а также Турции и Ирана не одобрили этот шаг:

https://www.bloomberg.com/news/articles/2017-09-27/iraqi-kurds-choose-independence-in-the-face-of-regional-backlash

Предварительные результаты референдума, прошедшего 25 сентября 2017 года на территории Ирака, подконтрольной Региональному правительству Курдистана, показывают, что почти 93% из более чем 3 миллионов поданных голосов (считая действительные бюллетени) выбрали вариант «Да» в ответ на вопрос «Хотите ли Вы, чтобы Курдистанский Регион и курдистанские области вне контроля администрации Региона стали независимым государством?»

Общее население Иракского Курдистана составляет 5,3 миллиона человек, считая только официальные курдские провинции на севере страны. С учётом того, что в ходе идущей в Ираке войны курды существенно расширили подконтрольную им территорию, де факто сейчас в ведении курдского правительства находится до одной пятой всего населения Ирака, которое составляет 37 миллионов человек. При этом общее курдское население в регионе, включая курдов в Иране, Сирии и Турции, составляет около 30 миллионов человек, и во всех этих соседних странах также имеются курдские сепаратистские проекты.

Разумеется, референдум в Иракском Курдистане не вызвал восторга ни у правительства Ирака, ни у властей соседних стран. В Багдаде объявили референдум неконституционным и заявили, что пойдут на любые необходимые шаги для того, чтобы предотвратить сецессию курдов. Иракские власти пообещали изолировать курдов, закрыв международное авиасообщение с Курдистаном и взяв под контроль все его границы с иностранными государствами. Последнее, однако, больше похоже на пустую угрозу, для реализации которой у Багдада нет ни сил, ни средств.

Президент Турции Эрдоган, тем временем, намекнул на возможное прекращение транзита курдской нефти через турецкую территорию. Премьер-министр Турции Бинали Йылдырым заявил, что голосование 25 сентября «подготовило почву для горячего конфликта». В парламенте Ирана большинство депутатов также осудили курдский референдум, назвав его «деструктивным действием». Власти Сирии в целом воздержались от комментариев, так как заняты сейчас куда более актуальным для них вопросом освобождения долины Евфрата от оставшихся там террористов ИГИЛ, в связи с чем между сирийской армией и сирийскими курдами идёт гонка за то, кто возьмёт под контроль крупнейшее в стране месторождение нефти Аль-Омар.

Впрочем, иракские курды пока что не торопятся проводить решение референдума в жизнь. Масуд Барзани, президент Иракского Курдистана, призвал к спокойствию и заявил, что готов к «длительным переговорам» с Багдадом, которые могут занять годы. В качестве тем переговоров он обозначил вопрос о границах, вопрос о нефти и вопрос о воде (экспорт нефти и раздел водных ресурсов являются актуальными проблемами для курдского региона). Возможно, что ближайшей непосредственной целью референдума является не политическое отделение Иракского Курдистана, а усиление давления на Багдад с целью заставить его пойти на уступки в хозяйственных и административных спорах.

Вообще, многие проблемы государств Ближнего Востока — это последствия колониальной политики Великобритании и Франции. Нужно признать, что этнические бомбы, заложенные многие десятилетия назад, работают эффективно. При распаде Османской Империи после Первой мировой войны курдам не удалось создать собственного государства или автономии, пока французы и англичане делили бывшие османские территории между собой. К тому же, значительная часть курдов при этом осталась в составе Турции, которую спас тогда от полного краха Ататюрк. В результате, огромный курдский народ оказался разделён границами четырёх государств. Как разрешится эта ситуация, неясно.

Если Ирак пойдет по пути дезинтеграции, то есть риск начала новой кровопролитной гражданской войны с непредсказуемыми последствиями. Особенно плохим вариантом будет такая внутренняя война, которую попробуют использовать как предлог для вооруженного вмешательства внешние силы. Западное «миротворчество» — это то самое лекарство, которое хуже болезни.

Россия, в лице Роснефти, старается извлечь выгоду из ситуации, и уже подписала с правительством Иракского Курдистана несколько важных соглашений (фактически, оставив с носом США, пытавшихся помешать этому). Важнейшим является соглашение о строительстве газопровода для экспорта курдистанского газа в Турцию и Европу:

https://ria.ru/world/20170925/1505497172.html

Теперь России предстоит трудная дипломатическая эквилибристика — нужно получить максимум выгоды, но не разозлить слишком сильно Иран и Турцию, которые видят в иракском Курдистане угрозу.

Иран обозначил красные линии
Джекпот замедленного действия
Бразилия рискует стать Венесуэлой
Учёные негры Монсанто
Право на воду
Крах ставок против волатильности
ЕС проголосовал за «антимемный закон»
США не будут спасать Пуэрто-Рико
Обман восточноевропейских потребителей
Южная Корея ограничит криптотрейдинг
Санкции заставили иранцев возненавидеть коррупцию
Apple возвращает деньги в США
Гербицидный кризис от Монсанто
Футбол прощается с китайцами
Трампу мешают снять санкции

Последние новости