Петроюань подкрался незаметно

Колумнист Блумберга Дэвид Фиклинг задался вопросом, насколько близок конец нефтедоллара, и готов ли его заменить нефтеюань? Ответ автора — пока нет. Ключевое слово — «пока»:

https://www.bloomberg.com/gadfly/articles/2017-10-17/the-petroyuan-s-time-hasn-t-come

Китай в данный момент предпринимает шаги для того, чтобы убедить Саудовскую Аравию запустить торговлю фьючерсами на нефть, номинированными в юанях, а не в долларах. В ответ китайцы обещают масштабные инвестиции в саудовскую нефтедобывающую компанию Saudi Arabian Oil Co. (Saudi Aramco):

https://www.cnbc.com/2017/10/11/china-will-compel-saudi-arabia-to-trade-oil-in-yuan—and-thats-going-to-affect-the-us-dollar.html

Фьючерсы на нефть, которые вскоре должны быть запущены на Шанхайской фьючерсной бирже, будут к тому же конвертируемы в золото, так что доллар для совершения сделок не понадобится вообще, ни в каком виде:

https://asia.nikkei.com/Markets/Commodities/China-sees-new-world-order-with-oil-benchmark-backed-by-gold

Однако Дэвид Фиклинг (David Fickling) считает, что это ещё далеко не закат нефтедолларового мира. Данные шаги со стороны Китая приурочены к XIX съезду Китайской коммунистической партии, и носят показной характер. Но когда от речи перейдут к делу, Китай может гораздо больше потерять от нарушения текущего статус-кво на нефтяном рынке, чем приобрести. По мнению Фиклинга, у китайцев ещё нет достаточного влияния для того, чтобы осуществить столь грандиозный валютный переворот.

Если на мировом рынке металла Китай занимает более половины, являясь крупнейшим в мире покупателем, то на рынке нефти Поднебесная является лишь одним из нескольких крупных игроков. За 2016 год потребление нефти в Китае составило 579 миллионов тонн, тогда как в Евросоюзе — 613 миллионов тонн, а в США — 863 миллиона тонн. Доля Китая в мировом потреблении составляет лишь 13%.

Колумнист отмечает, что Евросоюз закупает в среднем на 4,5 миллиона баррелей в день больше нефти, чем США, однако не спешит отказываться от торговли за доллары в пользу гипотетического «нефтеевро».

Также Фиклинг указывает, что иностранные нефтяные трейдеры вряд ли захотят связывать свою деятельность со страной, в которой нет свободного движения капиталов, в связи с чем ликвидность юаневых фьючерсных контрактов будет невелика по сравнению с долларовыми. Кроме того, по мнению Фиклинга, трейдинг на китайской бирже будет медленный, неэффективный и волатильный.

Наконец, следует учесть, что валюты большинства производителей нефти на Ближнем Востоке привязаны к доллару. Следовательно, утверждает Фиклинг, переход на торговлю в юанях создаст этим странам дополнительные сложности в плане пополнения валютных резервов, что приведёт к усилению бюджетных рисков. При этом Китай потребляет только 20% от ближневосточного нефтяного экспорта, а значит, стимул для перехода к петроюаню недостаточно велик.

Однако, в конечном счёте, те аргументы и статистические выкладки, на которые справедливо указывает колумнист Блумберга — это просто признаки молодого рынка, которому ещё только предстоит повзрослеть. Лондонский или нью-йоркский рынок в свое время тоже не отличались сверхвысокой ликвидностью.

Статья Блумберг напоминает сеанс психотерапии для американских и европейских читателей. Раньше серьёзные СМИ даже и не подумали бы обсуждать «петроюань», а теперь приходится утешать читателей тем, что его время «ещё не пришло».

Россия и ОПЕК держат идеальную цену
Uber ограничили сверху и снизу
Китай запутался в хаосе вокруг Трампа
Лондон ждёт русских
Нефть по $100 на горизонте
Крах ставок против волатильности
Роснефть спасает Венесуэлу
США теряют Индию
Опасная игра Роснефти
Италия — это «Греция на стероидах»
ФРС признала пузырь
Почему США проиграют торговую войну
Обман восточноевропейских потребителей
Марихуана на замену алкоголю
Трампу мешают снять санкции

Последние новости