Эпоха несбалансированного монополизма

Джозеф Штиглиц, нобелевский лауреат по экономике 2001 года, опубликовал в издании The Nation статью под названием «Америка столкнулась с проблемой монополий — и она огромна»:

https://www.thenation.com/article/america-has-a-monopoly-problem-and-its-huge/

Публикация представляет собой текстовую версию выступления Штиглица на мероприятии в Вашингтоне, организованном совместно Институтом Рузвельта (Roosevelt Institute) и Институтом Государственной политики Джорджа Вашингтона (George Washington Institute of Public Policy).

Штиглиц перечисляет проблемы современных США — медленный экономический рост, увеличение неравенства, снижение продолжительности жизни, политический раскол — и в качестве основополагающей причины всего этого он называет монополистические корпорации. Своими действиями они посеяли в американском обществе чувство отчаяния и бессилия, невозможности что-либо поменять в экономике и политике.

Нечто подобное в США уже было век с четвертью назад — политическая и экономическая власть была сконцентрирована в руках немногочисленных дельцов-монополистов, что противоречило базовым принципам демократии. Но американское общество не сдалось. В 1890 году был принят первый антимонопольный закон — Акт Шермана, направленный против трестов:

https://ru.wikipedia.org/wiki/Акт_Шермана

Затем последовала длительная эпоха борьбы со всевластием монополий, и на этом пути были достигнуты значительные успехи. Важно, что стимулом для антимонопольной политики были не какие-то экономические исследования или расчёты, а понимание того, что слишком большая концентрация экономического могущества неизбежно ведёт к концентрации политической власти, что ставит под вопрос демократический характер общества.

С тех пор, однако, разросшаяся армия юристов и экономистов сумела перехватить контроль над антимонопольной политикой, сведя её к борьбе за права потребителей. Монополии вновь захватили практически безраздельную власть над американским рынком и американским обществом.

В итоге, те же самые права потребителей толком не защищаются. Например, услуги телекома в США гораздо дороже и при этом заметно хуже, чем в большом числе других государств, несмотря на легендарную инновационность американской экономики. Такая ценовая дискриминация по сути является плохо прикрытой эксплуатацией потребителей.

Теория о том, что естественная тенденция экономики к конкуренции рано или поздно покончит с существующими монополиями, не оправдалась. Крупные корпорации придумали множество способов, чтобы задавить конкурентов и не допустить их на рынок. Компании потенциальных соперников покупаются превентивно, на раннем этапе, прежде чем они приобретают достаточную силу, чтобы воспользоваться антимонопольным законодательством. При этом ценовое законодательство зачастую попросту не даёт новым компаниям устанавливать низкие цены, лишая их конкурентных преимуществ. Глобализация также не помогла увеличить конкуренцию — крупные корпорации используют свой вес на глобальном рынке для подавления конкурентов, а также искусно уходят от налогов, получая неконкурентные преимущества.

Помимо потребителей и начинающих бизнесменов, от монополизма страдают трудящиеся. Роль профсоюзов ослабла, повышение зарплат для простых сотрудников годами производится на минимальном уровне, тогда как доходы руководства растут намного быстрее. Власть корпораций более не сбалансирована системой общественного контроля снизу, и труд окончательно превратился в товар, на который всячески пытаются сбить цену.

Кроме того, экономика всё больше приобретает рентный и виртуальный характер. Рентные доходы растут даже когда прибыли в реальном секторе падают. До 80% общей стоимости акций публичных компаний связано с рентными деньгами. Биржевой рынок крайне плохо выполняет функцию привлечения инвестиций в реальный экономический рост, в обновление инфраструктуры и в человеческий капитал.

Штиглиц фактически обвиняет США в том, что американцы забыли как управлять капиталистической экономикой. По его версии, США фактически откатились в эпоху примитивного капитализма трестов. Борьба американских политиков за то, чтобы сломать монополию Standard Oil Рокфеллера, которая на рубеже XIX-XX веков держала за горло американскую экономику, оказалась забытой и преданной. Это очень серьезное обвинение и, возможно, даже приговор американским политикам.

Возможная причина всех проблем такого рода состоит в том, что американцы поверили в конец истории и подумали, что теперь не нужно бороться с монополиями, потому что и так всё будет хорошо, причём всегда. Однако практика показывает, что конец истории не наступил.

Роботы заменят строителей
Тесла сжигает по полмиллиона долларов в час
Наказание Британии
Китайский ипотечный пузырь
Почему нефть по $100 не в интересах России
Иранская сделка под угрозой
Саботаж Сената против Трампа
Немецкие метры
Трамп — это революция
Федрезерв уступает дорогу Трампу
Google шпионит через смарт-спикер
Рост «смертности от отчаяния» в США
Гербицидный кризис от Монсанто
Просрочки по кредиткам угрожают экономике США
Красная черта европейцев

Последние новости