Опасная игра Роснефти

В распоряжение агентства Рейтер попало прошлогоднее письмо Игоря Сечина, главы Роснефти, к министерству нефтяной промышленности Ирака. В этом письме Сечин критикует иракские власти за нежелание сотрудничать, оправдывая тем самым сделки Роснефти с курдами, заключённые в обход багдадского правительства:

https://www.reuters.com/article/us-rosneft-iraq-insight/the-great-russian-oil-game-in-iraqi-kurdistan-idUSKBN1HQ1R3

Сечин отправил письмо в прошлом октябре, вскоре после того как курды провели референдум о независимости, из-за чего на севере Ирака обострилась военная ситуация:

Курды выбрали независимость: последствия

Уже спустя три недели после референдума иракские войска вытеснили курдов из города Киркук и его округи, которая является старейшим нефтедобывающим регионом в Ираке:

Курдистан как фактор нефтяного рынка

Потеря Киркука (занятого курдами во время войны с ИГИЛ), а также отступление курдских сил из некоторых других регионов, заметно ударили по перспективам Большого Курдистана, который претендует на курдские территории Сирии, Турции и Ирана.

Для России ослабление нефтяного потенциала под контролем иракских курдов не особенно приятно, так как ограничивает бизнес-перспективы российских компаний в Северном Ираке.

Однако Роснефть, заключившая ряд масштабных нефтяных и газовых сделок с властями полунезависимого Иракского Курдистана, не стала отступать.

Речь идёт о контрактах на миллиарды долларов, в числе о строительстве газопровода, который будет экспортировать газ из Северного Ирака в Турцию и Европу. Кроме того, в самый разгар осеннего кризиса Роснефть за $1.8 миллиарда приобрела у курдов экспортные нефтепроводы, ведущие в Турцию.

В своём письме Сечин заявил об отсутствии у багдадских властей «конструктивной позиции и интереса» к предложению Роснефти о разработке нефтяных месторождений в Южном Ираке. В связи с этим он подтвердил намерение работать с Региональным правительством Курдистана, которое проявило «более высокую заинтересованость в расширении стратегической кооперации».

Багдад имеет серьёзные основания воспринимать такую позицию Роснефти как выступление против территориальной целостности Ирака. Между тем, другие крупные игроки — США и Евросоюз, ранее симпатизировавшие идее курдской независимости, — в последнее время поменяли свою позицию и постарались заверить Багдад в своей поддержке иракского единства.

Хотя официальная позиция России также состоит в признании единого Ирака, российские власти предпочли не выступать против курдского референдума. На этом фоне Игорь Сечин искусно воспользовался периодом осеннего кризиса, чтобы как можно скорее подписать сделку по нефтепроводам с напуганными и нуждающимися в сильном союзнике курдами.

И вот, пользуясь плодами своих усилий, Роснефть сейчас играет огромную роль в переговорах между Эрбилем (столица Курдистана) и Багдадом о возобновлении полноценного экспорта нефти. С 2014 года курды самостоятельно начали продавать нефть в Турцию, однако эти поставки существенно пострадали из-за политического и военного обострения прошлой осенью. В ходе переговоров курдские представители требуют от багдадских чиновников признать контроль Роснефти над трубопроводами и, соответственно, выплачивать россиянам деньги за транзит.

Впрочем, иракские власти всё же выражают определённую заинтересованность в сотрудничестве с Роснефтью. В этом месяце иракский министр нефти Джаббар Аллуайби (Jabbar Alluaibi) встретился с лижайшим помощником Игоря Сечина Дидье Казимиро (Didier Casimiro) и заявил о готовности сотрудничать с Роснефтью в деле модернизации иракских трубопроводов.

Порядка одной трети иракской нефти по-прежнему сосредоточено на северных территориях страны, контролируемых курдами. Возобновление экспорта из Курдистана имеет большое экономическое значение, но ни у иракского правительства, ни, тем более, у курдов, попросту нет достаточных ресурсов, чтобы быстро восстановить пострадавшую за годы войны инфраструктуру.

Таким образом, у Роснефти есть довольно сильные карты на руках. Компания вовремя вошла в проблемный регион, сделала выгодные для местных властей предложения и активно начала выстраивать работу. При этом Роснефть готова сотрудничать как с курдами, так и с Багдадом.

Главная проблема с точки зрения западных СМИ состоит в том, что деятельность Роснефти в Курдистане имеет не просто коммерческий, а политический и даже геополитический характер. С точки зрения многих аналитиков, Россия таким образом хочет закрепиться в Ираке и усилить своё влияние в целом на Ближнем Востоке, «коварно» воспользовавшись ситуацией, которая сложилась после Иракской войны.

Стратегия Роснефти в Курдистане — рискованная, причём не только в экономическом, но и в физическом плане. В регионе в любой момент может начаться очередной виток военного конфликта, который может просто физически ликвидировать некоторые нефтяные активы.

При этом в случае успеха Роснефть получит двойной бонус: доходы от перепродажи или переработки нефти, и серьёзнейший имиджевый удар для США. Новости о том, что российская компания зарабатывает на иракской нефти, ради доступа к которой американцы потратили триллионы долларов и много жизней своих солдат, просто рвёт шаблоны в арабском мире, да и на Западе тоже. Игра получается очень рискованной, но она того однозначно стоит.

Кибербезработица и роботерапия в Индии
Трамп рассорился с союзниками
Курды выбрали независимость: последствия
Размер британских алиментов
Мрачные ожидания глобалиста
Рабочие места будущего
Саудовская Аравия открывается миру
Роботизация сельского хозяйства
Техногиганты — виновники низких зарплат
Маск обвинил «Большую Нефть» в критике Теслы
Робот против аналитиков
Кредиты «Сбербанка» дешевеют
Чистосердечное признание Цукерберга
Минский момент Китая?
Пенсионная дыра размером с Японию

Последние новости