Катар+X: кто войдёт в газовый картель?

Катар — микрогосударство с огромными запасами углеводородов — недавно вышел из нефтяного картеля ОПЕК, отказавшись снижать добычу нефти. Однако главное местное богатство — природный газ, и аналитики считают, что вскоре Катар может сформировать газовый картель с другими крупными поставщиками:

https://www.zerohedge.com/news/2019-02-13/natural-gas-cartel-forming

Катар долгое время занимал первое место в мире по экспорту сжиженного природного газа (СПГ), однако в последние несколько лет его доля на рынке начала падать (в 2017 году она составляла 26.5%).

США, Россия и другие страны наращивают усилия по строительству собственных СПГ-терминалов, и это создаёт определённую угрозу для Катара. Рост конкуренции на рынке может привести к снижению цен, что катарцам не просто невыгодно, а очень невыгодно, поскольку они сделали газовую стратегию основой развития своей экономики.

Поворот в сторону газа и выход Катара из ОПЕК (Организация стран — экспортёров нефти) объясняется как сравнительно незначительной ролью страны в данном объединении, так и заметно большей перспективностью газового рынка в будущем (многие страны переходят на газ, отказываясь от угля и других менее экологичных энергоносителей).

На рынке СПГ, напротив, Катар занимает ведущее положение и автоматически становится одним из лидеров любого газового картеля, в который он пожелает войти.

Как и в случае нефти, основные газовые месторождения в мире располагаются достаточно далеко от основных рынков сбыта. Однако газовые ресурсы ещё более сконцентрированы, чем нефтяные. Три страны с крупнейшими разведанными запасами газа — Россия, Катар и Иран — контролируют 48.13% мировых резервов, тогда как три страны с крупнейшими запасами нефти — Венесуэла, Саудовская Аравия и Канада — контролируют лишь 43.52% резервов нефти.

Экспорт газа также сильнее сконцентрирован, чем экспорт нефти. По идее, такая концентрация способствует образованию картеля.

Однако существующая организация «Форум стран — экспортёров газа» (Gas Exporting Countries Forum, GECF), которую иногда называют «газовым ОПЕК», в реальности не оказывает и никогда не оказывала влияния на газовый рынок, сравнимого с ОПЕК. И это при том, что GECF контролирует 44.36% мировой добычи газа (и 66.45% резервов), а OPEC — лишь 42.40% добычи нефти (и 71.93% резервов).

В состав GECF входят следующие страны: Алжир, Боливия, Венесуэла, Египет, Иран, Катар, Ливия, Нигерия, Россия, ОАЭ, Тринидад и Тобаго, Экваториальная Гвинея. Штаб-квартира газового форума находится в городе Доха, столице Катара.

Казалось бы, что объединение с участием двух крупнейших экспортёров (Россия и Катар) может успешно функционировать как картель, устанавливая мировые цены путём закручивания газового вентиля — так же, как сейчас делают участники соглашения ОПЕК+Россия.

Но увы, полноценного картеля пока не получается. То ли тут дело в слабой координации между участниками GECF, то ли в большей раздробленности рынков сбыта (Россия поставляет газ в основном в Европу, а Катар — в Азию).

По-видимому, ключевым рынком, который определит судьбу будущего газового картеля, станет Европа. Сейчас здесь доминирует Россия, и в краткосрочной перспективе она не заинтересована делиться этим рынком с Катаром. Если Катар будет наращивать экспорт СПГ в Европу, то диверсификация поставщиков может привести к снижению цен на газ для европейцев. Опять же, России это невыгодно.

Тем не менее, в долгосрочной перспективе Катар и Россия могли бы сформировать полноценный картель и координировать свой экспорт, что позволило бы газовым державам поднять цены в свою пользу.

Однако пока задача Катара состоит в расширении своего присутствия на европейском рынке. Конкурировать с Россией здесь сложно, поскольку поставки российского трубопроводного газа дешевле и надёжнее, чем поставки СПГ (во-первых, нет необходимости тратить энергию на сжижение и разжижение газа, а во-вторых, трубопроводы не зависят от погоды или узких мест вроде Суэца, как зависят танкеры-газовозы).

На европейский рынок со своим СПГ также пытаются зайти США, и американцам тоже очень сложно конкурировать с Россией. Это видно по истории с морским подводным газопроводом «Северный поток-2» из РФ в Германию, который, по-видимому, всё-таки будет построен, несмотря на политическое противодействие Вашингтона.

Катару и США имеет смысл сотрудничать, чтобы потеснить Россию на рынке ЕС. Поэтому, наиболее вероятный вариант развития газового картеля — это Катар+США:

https://ria.ru/20190212/1550714883.html

Для России, однако, это не так уж и страшно. Даже хорошо, если она не будет участвовать в этом либо каком-то другом газовом картеле.

Россия — крупный экспортёр СПГ и станет ещё крупнее в ближайшем будущем, так что рост цен — однозначно в её пользу. В некотором роде это обратная ситуация по сравнению с нефтью: нас не будет в «газовом ОПЕК» и мы сможем наращивать добычу на фоне усилий оппонентов по повышению цен, как сейчас делают США на фоне сокращения производства участниками ОПЕК+.

Интересно, как на эту ситуацию будут реагировать в Евросоюзе: СПГ теоретически должен был стать дешёвой и «рыночной» альтернативой «монополии Газпрома». На практике получается, что СПГ — дороже и совсем не «рыночной», а очень даже «картельный».

России могут вернуть инвестрейтинг — несмотря на санкции
Антиамериканский выбор Ирака
Электроника в опасности
Наказание Британии
Недоверие к Фейсбуку
Торговые группы против торговой войны
Фейковое японское качество
ЧМ-2018 — прибыльная реклама России
Австралия: риск жилищного и банковского кризиса
Иранская сделка под угрозой
Роботы увеличат разрыв мужчин и женщин
Цугцванг Трампа: санкции против Саудовской Аравии
США обманули ЕС санкциями против Ирана
Си снимает напряжение
Голдман передумал торговать криптой

Последние новости